Зарубежные стажировки

Поездка в Японию

Поездка в Японию стала одной из ключевых, из тех, которые переворачивают сознание. Одна только возможность увидеть, попробовать на вкус, спрятать в снимках такую далёкую, такую другую, такую странную и нами еще не до конца познанную страну Восходящего Солнца, приводила меня в восторг. Я издалека тихо любила её за таинственность, глубокие смыслы, спрятанные в иероглифах, кодекс самурая. Мне хотелось встретиться с ней один на один, окунуться в тот мир, который мне не знаком, услышать крик зазывал Харадзюки, попробовать настоящий японский рис, почувствовать хоть на чуть-чуть гейшей. И мне это удалось. Вот так; оказывается, мечты сбываются.

10 часов пути, и вот уже в нос ударяет запах моря. «Как хорошо», и кажется, что совсем не устал, и солнце приветливо лижет лицо и руки. Скромной группой из десяти мы были готовы покорить Аомори и Токио. Каждый ждал чего-то своего, я, по-детски, грезила о маленьком чуде. Пожелав «до скорой встречи» родной стране, мы все будто стали одним. Пели песни в автобусе, искали ответы и выходы, начинали дружить.

То, как нас встретили было приятно и чуточку странно: как будто бы знали нас уже давным-давно. Смешные уроки, песни, игры и танцы: такой своеобразный русско-японский хоровод. И не было кто круче, современней, новей. Было очень душевно, тепло, хотелось обнять всех. И мы обнимали. Искали параллели в том, что есть у них и у нас. Смеялись.

Очень ново и сложно было сидеть на коленях, молча, ожидая того, что же будет дальше. Претендующая на статус сокровенной чайная церемония, обретение какого-то спокойствия, как если бы весь мир мог бы остановиться и подождать. Не хватало разговора по душам, как это обычно бывает в России, за чашкой горячего, завернувшись в плед, на кухне, под струны гитары.

В музее «Edo Tokio» пробовала на себе роли купца, гейши, и даже героини рассказов Чехова. Волшебный поход и незабываемый, жаль, что времени было очень мало – прочесала бы каждый его уголок. Хотелось бы найти и дома, в России, нечто подобное, чисто русское, на широкую ногу, отражающее всю нашу, русскую, жизнь.

Каллиграфия оказалась сложнее, чем я ожидала. Не слушалась кисть, рука по привычке стремилась писать под наклоном, чернил то не хватало, то выливалось за край. Но результат и процесс воодушевили на покупку каллиграфического набора, чтобы постоянно практиковаться, показать ребятам и домашним. Их напряженные руки и лица, последующий смех были трогательными и забавными.

Но дурачились мы и в Японии. Нацепив праздничные шляпы, мы красовались, чуть не пустившись в пляс. Вся наша жизнь – это праздник, и Небута оказался чуть ли не самым красочным их них.

Еда была совсем другой, такой не найти было ни на одной улице любимого Питера, и я рискнула, решив попробовать как можно больше. Иногда мои эксперименты не заканчивались абсолютным успехом и вкус мне совсем не нравился, но в случае с щупальцами кальмара, я ликовала. Японцы с интересом ждали, когда я попробую одно из их любимых блюд, и мы вместе смеялись над этим, когда мне все понравилось.

Я благодарна Японии за все, что в ней было, за все, что я пережила за эти несколько дней. Она навсегда осталась у меня в памяти как нечто очень значимое, и я жду не дождусь рассказать дальним подругам о том, что произошло там.








Наши студенты за рубежом